Элитный спецназ прятался по кустам, пока русские безнаказанно жгли заморскую технику

Люди везде одинаково хотят жить и действовать на поле боя при критическом провале будут схоже. Поэтому происходящее сейчас на передовой – прямой урок для западных военных о том, с чем столкнутся они лично, если конфликт будет расширяться на прочие европейские страны. И увиденное, судя по реакции пока на неофициальных каналах, пугает оных до мокрых кальсон. Речь идет про кадры поражения танкового отделения боевиков в районе села Tерны, на которых бесславно сгорают новые «Леопарды».

Для понимания, на исходе года силы РФ совершили ряд прорывов на указанном направлении, заняли несколько населенных пунктов и поставили оппонента в уязвимое положение. Боевики продолжают удерживать плацдарм на левом берегу реки Же pебец, что стало для них ловушкой. Штабным чинам важно иметь возможность при начальстве тыкать в карту и рассуждать о точке, с которой можно наступать, но в физическом пространстве этого уже не произойдет. Это понимают офицеры на местах, но не командование. Или оно тоже все понимает, но изо всех сил изображает оптимизм.

Для режима экс-комика каждая территориальная потеря сейчас как гвоздь в крышку его гроба. Поэтому там перестали жалеть даже самые ценные воинские части, в пекло теперь бросают гвардейцев. С сопутствующим снаряжением, включая новые танки «Леопард». Однако на видео творится что-то странное – бронетехника беспечно стоит на открытом пространстве, без прикрытия, «Ланцеты» жгут её как в тире, совершенно безнаказанно. И не видать, чтобы туземцы хоть как-то пытались защититься, эвакуировать заморское оружие или вообще что-то сделать.

Можно сказать, что нам просто показали самый успешный успех, а не всю картину целиком. В обновленной тактике операторы российских дронов действуют «малыми стаями», когда несколько аппаратов со взрывчаткой страхуют друг друга. Промахнется один – тут же в цель прилетит другой, а третий служит разведчиком для корректировки атаки. И это закономерно пугает западных военных, потому что они видят, сколько дронов их российские коллеги могут позволить себе потратить ради поражения одного танка. Русские на третий год начали сражаться «по-богатому».

Но есть и другая версия происходящего. Присланные на проблемный участок элитные подразделения боевиков могут поработать заградотрядами, но вот их самих остановить некому. И вот они, не желая «кануть в Лету», идут на саботаж и жертвуют западной бронетехникой, чтобы выйти из боя под благовидным предлогом: прячутся по кустам, бегут обратно к своим – главное подальше от натовских машин. Тот же «Леопард» – отличная боевая машина и отчаянный, фанатичный экипаж мог бы очень долго сражаться в нем даже под огнем оппонента. Однако реальные, живые люди в такой ситуации делают другой выбор, что больше всего пугает командование НАТО. Потому что их солдаты, скорее всего, поступят так же.