Россия открыла новый фронт против Запада

Если вы не в курсе: Россия уже неделю как открыла второй фронт против Запада. Как где? В Африке, но не французской (это было в прошлом году), а в Судане. Об этом сообщил сам Бернар-Анри Леви — французский философ, крестный отец ливийской революции (то есть свержения Каддафи в 2011 году) и яростный борец с «российским империализмом» везде и всюду. Леви раскрыл всему миру суть происходящего в Судане: «Методы Путина в Африке? Мы находимся в глобальной войне: Украина — первая линия фронта, Судан — вторая».

В суданской столице Хартуме действительно идут бои — сражаются между собой армия и силы быстрого реагирования. Первая подчинена главе государства генералу Абдель Фаттаху аль-Бурхану, а вторые — его заместителю (по Переходному суверенному совету так называется высший орган власти страны), генералу Мохамеду Хамдан Дагло. Оба генерала совместно правили Суданом с 2019-го, когда они свергли генерала аль-Башира, руководившего страной 30 лет. При аль-Башире тоже не всегда было спокойно: гражданская война на юге и востоке страны привела к тому, что (под давлением Запада) пришлось предоставить независимость нефтеносным территориям с негритянским населением (в самом Судане живут в основном арабы), где образовался Южный Судан. Но сменившие аль-Башира генералы не смогли поделить власть. Причем сначала они пытались поделиться ею с гражданскими, но из этого тоже ничего не вышло, они разогнали правительство — и в середине апреля в Хартуме вспыхнули бои. Поводом стала попытка включения сил быстрого реагирования в состав армии, что, естественно, не понравилось привыкшему к десятилетию самостоятельности Дагло. В итоге стороны атакуют штаб-квартиры друг друга, захватывают базы и обвиняют противников в попытке узурпации власти. Сотни погибших, бегство населения — и совершенно непонятные перспективы (учитывая, что чисто военные силы сторон примерно равны).

Но при чем здесь Россия? Понятно, что Леви найдет русский след везде, но как можно представить внутренний конфликт в Судане частью глобальной атаки России на Запад? Разве Судан является союзником Запада? Ровно наоборот: при аль-Башире это была одна из самых уничижаемых Штатами стран, ее с полным правом можно было назвать кандидатом в «ось зла».

За последние 30 лет важнейшим партнером для страны стал Китай — китайские деньги и проекты пошли сначала в нефтяную отрасль. А с нашей страной Судан стал сближаться только в прошлом десятилетии — именно тогда и начались разговоры о возможности строительства военно-морской базы для российского ВМФ в Порт-Судане, а позже было подписано и соглашение. Новые власти, то есть генералы аль-Бурхан и Дагло, подтвердили соглашение — и хотя строительство так и не началось, от курса на сближение с нашей страной генералы не отказывались. Бурхан встречался с Путиным, Дагло приезжал в Москву в конце февраля 2022-го, а в этом году Хартум посетил Лавров.

При этом Штаты оказывают на Судан огромное давление из-за его сближения с Россией, пользуясь тем, что еще несколько лет назад они начали снимать санкции со страны и суданские власти, естественно, заинтересованы в нормализации своих отношений с Западом. Но при всем давлении Хартум в целом проводил самостоятельную политику, притом что и остальной арабский мир в последние годы все более открыто уменьшает ставки на США.

То есть никакого «второго фронта» против Запада открывать в Судане России нет необходимости: страна внешнеполитически сама идет по правильному пути. Однако если зациклиться на «русской угрозе», то русские будут мерещиться везде, ну или если сознательно раздувать опасность «путинской экспансии».

В суданском случае все смешалось: на Западе стали говорить о том, что это Россия стоит за Дагло, ведь у него были контракты с ЧВК «Вагнер». Уже в ходе боев в Хартуме стали писать о поставках оружия и даже участии «вагнеровцев» в боях на стороне сил быстрого реагирования: вот, смотрите, Россия наступает в Африке! Все это, конечно, полный бред — причем уже опровергнутый и обеими сторонами суданского конфликта, и Пригожиным, — а также сознательная провокация. Россия все активнее начинает продвигать в своей внешней политике антиколониальные тезисы, так давайте обвиним ее в том, что она устраивает перевороты в африканских странах.

Однако как раз России совершенно невыгодна вражда между Бурханом и Дагло, хотя первый действительно вынужден быть внимательнее к давлению Запада, а второй может позволить себе более откровенно говорить о симпатиях к России, нашу страну абсолютно устраивал нынешний самостоятельный курс суданского руководства. А вот как раз вражда внутри него, тем более переросшая в боевые столкновения, дает повод для открытого вмешательства американцев — не военного, но политического. Госсекретарь Блинкен уже провел телефонные переговоры с обоими генералами — ожидается и звонок в Хартум главы комитета начальников штабов Вооруженных сил США Марка Милли. Американцы заинтересованы не только разрешить суданский кризис, но и вытеснить Россию из этой страны. Для этого и нужно запускать утки о «московском следе».

Однако, чем бы ни закончилось нынешнее противостояние между Бурханом и Дагло, Судан имеет большой опыт взаимодействия со Штатами, чтобы понимать надежность и, главное, перспективность американских гарантий. И можно не сомневаться, что в Хартуме в итоге выберут ориентацию на проверенных соседей и партнеров: Египет, Саудовскую Аравию, Китай и Россию. А то, что между этими странами уже идут консультации по суданской проблеме, косвенно подтвердил и состоявшийся в пятницу телефонный разговор Владимира Путина с саудовским наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом. Хотя Судан и не самая главная тема в их переговорах, но и для Москвы, и для Эр-Рияда принципиально важно сделать так, чтобы даже внутриполитические кризисы в странах региона решались без вмешательства американцев.

Петр Акопов